Обращение к журналистам

Один из моих самых любимых фильмов — картина Сергея Герасимова «Журналист» (1968 год). Мне близок этот фильм по целому ряду причин и я всегда очень радуюсь тому, что это малоизвестная сейчас картина. Сегодня, когда большинство коллег будет говорить о свободе слова, о давлении на прессу, вспоминать мучеников типа Гонгадзе, рассуждать о том, лучше сейчас, чем «при Януковиче», или сложнее… Сегодня я бы хотел напомнить коллегам, что помимо «свободы слова» журналистика держится еще на двух китах. И что про этих китов не принято вспоминать.

Речь пойдет об ответственности и самоцензуре.

Слово в этой войне имеет не меньший вес, чем автомат. Это не пафосные слова ради галочки. Это факт. Война началась потому, что многих людей обманули. Обманули не только разыгрываемыми спектаклями, но и словами. Война не заканчивается потому, что многих продолжают обманывать. Продолжают обманывать и нас с вами. В нашей борьбе за свободу слова, как и в борьбе за мифическую «свободу» как таковую, мы часто путаем понятия «свобода» и «вседозволенность».

Не многие из нас, нажимая кнопку «опубликовать», или отдавая материал, задумываются о последствиях написанного, сказанного, снятого. Мы как акулы при виде крови, спешим быстрее-быстрее-быстрее растерзать жертву. Спешим поскорее приумножить эту кровь. Спешим приукрасить, гипертрофировать, вырвать из контекста, забывая о том, к каким последствиям может привести резонанс от сказанного.

Мы привыкли требовать у правительства свободы. Это наша универсальная формула. Наша мантра. Мы повторяем эту мантру про себя, забывая о том, что аудитория и правительство тоже имеют право требовать. Требовать решения проблемы, а не простого швыряния фекалий на вентилятор общественного мнения.

Мы научились выдергивать из контекста, мотивировать свою правоту, прикрываться своей репутацией. Но мы так и не научились нести ответственность за сказанное и написанное. Иногда этой ответственностью может стать наша жизнь. Иногда — чужая.

Коллеги! Большинство из нас страдает комплексом жертвы. Большинству из нас не терпится получить славы, надевая на себя венок великомученика. В погоне за терновым венцом, мы спешим быть острее, провокативнее, злее, удивляясь потом — почему и за что же нас так ненавидят.

Прислуживая своим хозяевам, мы забываем об ответственности за простых людей, которым наш материал ломает психику. Мы вспахиваем информационное поле ежедневно, стараясь выдать наверх побольше скрытого в земле и забывая о том, что далеко не всегда это скрыто со злым умыслом. Мы забываем о том, что некоторые вещи массам просто не нужно знать.

Мы очень часто непоследовательны. Мы пытаемся придать важность именно своим проблемам, забывая о том, что иногда перед решением описываемым нами недостаткам, нужно решить много других вопросов. И злимся, кричим, ругаемся, эмоционируем, когда поднимаемые нами вопросы не решаются.

Коллеги! Нам достался очень хилый корабль. И на этом корабле иногда важно понимать последовательность решения тех, или иных задач. Мы призываем команду бросить вычерпывать воду и начать латать паруса. Мы пытаемся сбросить капитана, который получил такое же судно, как и мы, обвиняя его в ржавых пушках или прогнивших канатах и совершенно забываем о том, что первый помощник капитана, второй помощник капитана тоже … так себе люди и менять их сейчас, посреди океана на перманентно тонущем судне — большой риск. Прошу заметить — не ошибка. Риск.
Мы научились не хуже политиков спекулировать громкими названиями и выдергиванием из контекста. При этом мы сами же ненавидим политиков за такие вещи.

И не важно — чем нам платят: деньгами, вниманием, лайками или рукопожатиями. Важно, что ради этой оплаты, мы зачастую пытаемся уничтожить все вокруг себя. Уничтожить бессистемно. Бездумно. Бескомпромиссно.

Друзья! Не важно — на чьей вы стороне. Не важно — с чьего стола вы кормитесь. Давайте будем более переговороспособными. Давайте, перестанем обобщать. Давайте, будем задумываться о том, к чему приводят наши слова и наши призывы. Мы должны, обязаны понимать, что на нас, не меньше, чем на политиках висит ответственность за происходящее. И наши ошибки — это ошибки целой страны, за которые наша страна платит кровью. Платит ежедневно. Своей, чужой, нашей….

Искренне ваш. ЧуДо.