ТРИБУНАЛ ДЛЯ МЕДИА

В «нюрнбергских процессах» будущего должны фигурировать не только военные, но и информационные преступники. А у любого государства  должны быть вполне законные рычаги влияния всех, кто занимается формированием общественного мнения с раскалывающими общество последствиями.

Я искренне не знаю, как воплотить это в жизнь, но все же мировым лидерам после войны следует задуматься вот о чем: в результате войны, действия по деструктивному (раскалывающему) формированию общественного мнения должны быть приравнены к преступлениям против человечества на международном уровне и к государственным преступлениям на уровне государственном.

То есть: в «нюрнбергских процессах» будущего должны фигурировать не только военные, но и информационные преступники. А у любого государства (как у структуры) должны быть вполне законные рычаги влияния на организации, которые занимаются формированием общественного мнения с раскалывающими общество последствиями.

Многие говорят: «мы хотим Гаагского трибунала для Путина, Гиркина, Моторолы и прочих». Так считают не только в Украине. Но и в самой РФ. А ЧуДо хочет, чтобы на скамье подсудимых находились все руководители медиахолдингов Российской Федерации, которые вели войну информационную. Согласитесь: информационная политика российских медиа — это вполне явная информационная война. А если есть слово «война», то давайте проводить полную аналогию с войной настоящей:

  • Есть пострадавшие в этой войне — обманутые люди, с искалеченной (я не преувеличиваю) психикой и искусственно-искаженным мировоззрением.
  • Есть своего рода «командующие армиями» — руководители ОРТ, Россия 24, Russia Today, Life News.
  • Есть свои офицеры (те же самые журналисты Life News, которых в Донецке метко окрестили «стервятниками» или «падальщиками» (вдумайтесь в эти меткие и ужасные прозвища)

В общем: русские медиа — это настоящая армия, которая производит настоящий и непоправимый урон, ведет враждебные действия по отношению к другой стране, а следовательно — должно быть так же признано участником конфликта. Со всеми вытекающими последствиями.

В тот момент, пока украинские СМИ не могут дать сладу цифрам и фактам, гонятся за рейтингами путем вредоносной игры на эмоциях («ВСЕПРОПАЛО! КАРАУЛ!»), СМИ российские давно уже успешно построили параллельный мир. Это вам не приписать двадцать лишних танков к одному проехавшему или «добавить»  еще человек 100 «двухсотых» к потерям противника (как это делают у нас). Российской внутренней пропаганде удалось невероятное: построить параллельный мир, населив его «героем Моторолой» и «храбрецом Гиркиным», злыми «карателями», невероятным количеством армий мира (ведь любой россиянин, ежедневно смотрящий русские новости вам скажет уверенно, что в Украине воюют: войска НАТО, американцы, поляки, литовцы, англичане, итальянцы и даже непонятные африканцы на «абрамсах»). Внешней российской пропаганде удалось  расколоть украинское общество сразу на три лагеря (сторонники ДНР и «русского мира», радикальные сторонники агрессивной украинизации с националистическим уклоном (это я так по научному про «вышивату») и мы с вами — рациональная прослойка (скажу больше — нормальные люди).

Любой командующий армией, отдающий приказ бомбить города соседнего государства, или способствовать геноциду внутри своей страны, в полной мере осознает тот факт, что в случае поражения, он понесет наказание. События в Украине ярко демонстрируют: руководители медиа подобных наказаний не боятся и никакой ответственности не осознают. Ни внутренние законы, ни международное право не считают ведение информационной войны — преступлением. А зря.

Давайте разберем это подробно. 
Формирование общественного мнения строится не на пустых выкриках-митингах. Мнение общества формируется на информационном поводе. То есть факте. Существует несколько самых простых возможностей для манипуляции:

  • Подтасовка фактов (например — взять и выдрать из контекста фразу, вырезав несколько лишних слов: я думаю, что в Украине не наступит диктатура — я думаю…в Украине…диктатура)
  • Умалчивание фактов (например — подавать все новости из Украины исключительно в негативном ключе, сознательно отсеивая все положительные моменты и тенденции)
  • И самое главное — создание СОБСТВЕННОГО информационного повода. (Яркие примеры: актеры, которые рассказывают о распятых младенцах, регулярные постановочные провокации перед Администрацией Президента или Верховной Радой,  заказные обстрелы террористами жилых кварталов для «успешного» репортажа Life News)

А теперь задумайтесь: если те люди, которые обстреляли жилой дом или улицу лишь для хорошего кадра российских журналистов после войны будут пойманы, то понесут ли они наказание? Разумеется. Существует военный трибунал. Существует целый ряд юридических норм и международное право. А будут ли сидеть журналисты Live News, которые по-сути являются «заказчиками»? Нет. Не будут. Мало того: статус журналиста позволит им быстрее выбраться из плена, подать жалобу в международные инстанции и добиваться на МЕЖДУНАРОДНОМ УРОВНЕ своей защиты.

И это явный вопиющий пример. А ведь есть и менее заметные, но не менее значимые действия. Формирование мнения россиян об украинцах. Формирование мнения россиян об инакомыслящих. С точки зрения закона эти действия не являются преступлением. Ведь формально ни одно СМИ не говорит: «убивайте украинцев», или «украинцев нужно ненавидеть», или «инакомыслящих необходимо карать». СМИ лишь подталкивают общество к этой мысли.

По этой же аналогии, люди, которые занимаются формированием общественного мнения внутри государства (например  — «раскручивающие» Батальонное братство каналы и интернет-ресурсы) должны понимать степень ответственности за внесение очередной трещины в раскол украинского общества. А понимать ответственность журналисты и медиахолдинги начнут лишь тогда, когда государство на законодательном уровне введет уголовную ответственность за подобного рода действия. И вопросом этим должны заниматься не министерства, и СБУ, а непосредственно военная контрразведка. Потому, что военная контрразведка должна обнаружить и предотвратить любую готовящуюся агрессию. А информационная война — есть агрессия. Информационная.

Я понимаю, что многие скажут: если государство будет влиять на СМИ, то оно будет этим пользоваться. СМИ станут инструментом для манипуляции государством. Но речь идет не о формировании всех мнений подряд. Речь идет о формировании мнений, которые приводят к расколу в обществе.

Что мы сможем получить в результате?
В результате, мы сможем получить вполне логичное и последовательное «очищение» власти. Разумеется, это не романтические мечтания о «честном царе». Полностью таким образом власть никто не очистит. Но положительные сдвиги будут. Почему? Все очень просто: исчезнут инструменты для политтехнологов. Обратите внимание на то, как строятся наши предвыборные компании: они строятся на разделении Украины. Есть «те»  и есть «эти». Для своих избирателей и «те» и «эти» не просто стараются выглядеть лучше. Они стараются выставить своих политических оппонентов врагами народа. Яркий пример: Партия Регионов и Наша Украина образца оранжевой революции. Одни говорили: мы пытаемся предотвратить гражданскую войну. Другие говорили: мы пытаемся предотвратить гражданскую войну. Избирателей своих оппонентов выставляли врагами (кстати, миф о «фашистах-бендеровцах» был внедрен именно тогда). Каждая политическая сила делала ставку на определенный регион. А жителей другого региона использовала в качестве пугала для своих избирателей. Столь сильный инструмент влияния (запугивание войной) свел на нет все другие возможности влияния на избирателей. Согласитесь: как можно разговаривать о процентах в экономике или о социальных пакетах, когда твой политический оппонент подкупает более сильным воздействием «выбери меня и войны не будет». Эта спекуляция привела к тому, что политтехнологи уже даже не беспокоились, а их заказчики (политические партии) даже не думали о своих реальных задачах. Зачем политику напрягаться и быть лучше? Запугай избирателей избирателями другой политической силы и голоса в кармане.

Таким же образом готовятся действовать кандидаты в меры на прифронтовых территориях. Спекуляция на войне такой сильный аргумент, что можно даже не думать о том какие жителям нужны социальные программы, дороги или цены на общественный транспорт.

Поэтому введение ответственности за формирование общественного мнения заставит политтехнологов убрать из программы «спекуляцию войной», а это заставит политиков напрягаться.

Что касается российской информационной агрессии, то международным организациям пора всерьез задуматься об информационной войне и приравнять ее к преступлениям против человечества. В результате российской информационной агрессии, мы получили повод к реальной войне, а государство Российская Федерация получила десятки миллионов (вдумайтесь) человек с искаженным восприятием реальности. И что самое ужасное — сами пострадавшие этого не осознают.

Поэтому говорю абсолютно серьезно: после войны на скамье подсудимых должны будут сидеть не только Гиви и Моторола, не только те российские военные, которые отдавали приказы о нападении на Украину, но и вполне «мирные» граждане — руководители медиахолдингов, главные редакторы и журналисты российских каналов.