У нас тут своя атмосфера

У нас тут своя атмосфера. Гражданское общество превратилось в овчарок, которые носятся между стадом и пьяными пастухами. Оно воюет на три фронта: с внешним врагом, с собственным правительством и собственным народом. Воюет потому, что очень хочет выжить в этой исторической и социальной мясорубке. u nas tut svoya atmosfera

У нас тут своя атмосфера. Пока цивилизованные страны трясет от незначительных спадов в экономике, мы привыкли и приспособились жить в африканской инфляции, а поход в магазин сравниваем походом к гадалке. Слишком уж непонятно — какими будут цены сегодня. И пока массы трясет от негодования, мы лишь слегка раздражаемся и продолжаем пинать нерадивых «пастухов» при власти ногами — просыпайтесь! Работайте!

У нас тут своя атмосфера. Мы научились сдерживать стадо, но наше правительство даже не понимает, что не будь нас — многие из них уже бы давно болтались на фонарях. Мы как сомалийские пираты, которые плохо одеты, плохо питаются и иногда даже плохо вооружены, но отчаянно лезут из своих дырявых резиновых лодочек на гигантский стальной корабль нашего государства.

У нас тут своя атмосфера. Мы не доверяем системе, но охраняем ее от толпы. Зачастую мы ненавидим свой же народ, но продолжаем оберегать его от государства. И если взглянуть на это со стороны, то это до дикости глупо.

У нас тут своя атмосфера. Информационная война из борьбы с ложью российских СМИ превратилась в борьбу с манипуляцией как таковой. И только мы понимаем — сколько в этой лжи — нашего. Украинского. Мы топим буквами олигархов, размазываем по стене заблуждающихся идиотов, призываем, объясняем, разжевываем, доказываем. Система создает политических ботов — мы выводим их на чистую воду. Внешний враг устраивает спектакли — мы доказываем, что это вранье.

У нас тут своя атмосфера. Мы на одном дыхании научились «валить» очередные «третьи майданы» настолько оперативно, что полит.технологи не успевают их выдумывать. Мы научились ставить на место политических тушек. Мы научились даже зарабатывать деньги, оставаясь при этом с чистой совестью.

У нас тут своя атмосфера. Ежедневно мы трубим в уши потреблядской прослойке о том, что у нас тут еще и война. Мы научились выжимать из них деньги, чтобы купить для военных очередные «игрушки» и за километр видим тех, кто пытается нагреть на этом руки.

У нас тут своя атмосфера. Мы смотрим на тонущий «Титаник» излишнехромосомных соседей с радостью, но вынуждены ежедневно остужать умы тех, кто видит в гибели этого «Титаника» единственное спасение. Мы говорим им: «мало убить врага — нужно выжить самим».

У нас тут своя атмосфера. От нас не закроешься толстовскими лозунгами. От наших глаз не спрячешься за показушными милостынями. От наших слов не спасешься популистскими выходками. Мы все видим. Мы становимся злей. Мы давно не питаем НЕНАВИСТИ к врагу. Мы просто делаем все возможное, чтобы наши нерадивые пастухи хоть как-то могли дотащить нас до Победы.

Мы научились воевать на три фронта: с внешним врагом, с правительством и даже с собственными соотечественниками. Мы научились выживать, жить и помогать одновременно. Научились поступаться собственными интересами ради общей цели. Научились видеть врага не только за поребриком, но и в самих себе. Нас безумно мало. Но мы тащим на себе все, что можем, сгибаясь под грузом, но не стараясь на ходу зацепить еще что-то. Когда излишнехромосомный «Титаник» пойдет ко дну, наши пастухи будут бить себя в грудь кулаком, забирая себе наши победы, наше стадо продолжить жевать и гадить одновременно, а мы будем восстанавливать все, что бывшие «братья» порушили. Будем уговаривать, строить, не давать пастухам воровать, заставлять стадо мириться. И если взглянуть на это со стороны, то это дико. Безумно дико. Мы это знаем. Но держимся. Нас мало. Но у нас тут своя атмосфера…

  • Marina Onischenko

    Аж всплакнула :_)